Юридический интернет-журнал, серьезный и не очень


Метка ‘ГПК’

Европейский суд по правам человека разбирается с пережитками режима прописки

комментария 3

Интересное дело, касающееся права на судебную защиту и его взаимосвязи с паспортным режимом, действующим в Российской Федерации, рассмотрел в уходящем году Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Предыстория и фабула дела:

1. Сергей Смирнов, имевший еще при Советском Союзе московскую прописку, был в 1986 году осужден за спекуляцию (даже не административное правонарушение в наши дни).

2. В 1991 году Сергей освободился из мест лишения свободы и получил новый паспорт, в котором штампа о регистрации (прописке) не было.

3. В январе 2002 года Сергей обратился в УВД Северо-Западного административного округа г.Москвы в связи с проводившейся компанией по обмену паспортов советского образца на новые – российские. Но там ему в обмене паспорта отказали, сообщив, что для этого необходимо доказать проживание на территории Российской Федерации с февраля 1992 года.

4. Сергей обратился в Хорошевский суд с жалобой на такой отказ производить замену паспорта. Суд в удовлетворении жалобы откзал.

5. Сергей обращается в Тушинский суд для установления юридического факта проживания в России с 1992 года, однако суд заявление рассматривать не стал, т.к., согласно ГПК, суд принимает иски к своему производству по месту жительства заявителя, а доказательств того, что Сергей проживает на территории, на которую распространяется юрисдикция Тушинского суда, представлено не было.

6. Дополнительно возникли и другие проблемы, связанные с отсутствием штампа в паспорте: ему отказывали в заключении договоров проката, оказания услуг сотовой связи (МТС). В рассмотрении жалоб на такие отказы суды также отказали в связи с отсутствием в паспорте регистрации по месту жительства.

Жалоба в ЕСПЧ:

Все изложенные выше мытарства Сергей Смирнов посчитал нарушением ст.3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которой запрещаются бесчеловечное обращение и пытки, а также нарушением ст.6 этой же Конвенции (в данной статье гарантируется доступ к правосудию).

Решение ЕСПЧ:

1. Никаких пыток в отношении Сергея не было.

2. Факт ограничения права на судебную защиту ЕСПЧ посчитал имевшим место (далее – выдержка из решения ЕСПЧ):

Само по себе требование об указании места жительства не является нарушением ст.6 Конвенции. Оно позволяет судам при необходимости связываться с истцом, вызывать его на заседания, высылать ему решения. Почтовый адрес до востребования, указанный заявителем, был, очевидно, достаточен, чтобы позволить судам связаться с ним. Российские суды продемонстрировали чрезмерный и необоснованный формализм, настаивая на том, чтобы заявитель указал свое место жительства, которое, как известно, в его случае указать было невозможно.

Безусловно, такое решение – “палка в колеса” бюрократического аппарата нашего государства. Но надеюсь, что чиновники все равно его воспримут и займутся наконец-то либерализацией “прописочно-регистрационного” режима.

Замечания на протокол – способ защиты

Нет комментариев

Судебное решение – результат осуществления судом правосудия. Но на этот результат могут повлиять самые различные факторы: загруженность судьи, его некомпетентность в каком-либо вопросе (судьи тоже люди), «телефонное право» и многое другое. О коррупционных аспектах говорить не буду, но все возможно. В итоге, это влияние может привести к тому, что решение будет вынесено не в вашу пользу и вам предстоит продолжать спор в кассационной инстанции.

Если решение действительно было вынесено при наличии такого влияния, то мотивировка и протокол судебного заседания будут составлены таким образом, что решение будет выглядеть максимально законным и мотивированным (обоснованным). А если какие-либо ваши доводы, заявления, реплики, вопросы или ответы будут вносить сомнение в обоснованность решения, то их в протоколе судебного заседания может просто-напросто не оказаться. Поэтому появляется необходимость использовать право, закрепленное в ГПК РФ, на подачу замечаний на протокол судебного заседания.

Замечания на протокол должны быть рассмотрены (удовлетворены или отклонены), но, в любом случае, они должны быть приобщены к материалам дела. А это уже, как минимум, поможет в кассации акцентировать внимание на деле в целом и на некоторых его аспектах в частности.

Итак, регламентация замечаний на прокол, содержащаяся в ГПК РФ:

Статья 231. Замечания на протокол

Лица, участвующие в деле, их представители вправе ознакомиться с протоколом и в течение пяти дней со дня его подписания подать в письменной форме замечания на протокол с указанием на допущенные в нем неточности и (или) на его неполноту.

Статья 232. Рассмотрение замечаний на протокол

1. Замечания на протокол рассматривает подписавший его судья – председательствующий в судебном заседании, который в случае согласия с замечаниями удостоверяет их правильность, а при несогласии с ними выносит мотивированное определение об их полном или частичном отклонении. Замечания приобщаются к делу во всяком случае.

2. Замечания на протокол должны быть рассмотрены в течение пяти дней со дня их подачи.

Из этих норм видно, что форма замечаний на протокол не регламентируется. Есть лишь указание на то, что они должны содержать указание на неточность протокола и (или) на его неполноту, поэтому логичным будет предложить такую схему построения замечаний:

описательная часть (когда протокол составлен и какого судебного заседания, указание на несогласие с протоколом);

содержательная часть ("как есть в протоколе" – "как на самом деле было").

Но такие содержательные замечания можно составить и представить только после ознакомления с протоколом, а скудное правовое регулирование позволяет недобросовестным судьям лишить заинтересованную сторону законного права на подачу замечаний. Сделать они это могут затягивая процессуальные сроки (допускаю, что такое нарушение может быть допущено в том числе и неумышленно).

Механизм лишения права прост. Подать замечания можно в пятидневный срок после подписания протокола судьей, который должен это сделать (подписать протокол) не позднее чем через три дня после окончания судебного заседания. Пользуясь этими нормами, судье достаточно потянуть процессуальные сроки, покормить сторону дела «завтраками», обещая вот-вот закончить изготовление протокола и подписать его, а вместо этого через шесть дней после судебного заседания предъявить протокол, датированный днем заседания. Причем, это не нечто нереальное. Например, моя личная практика показывает, что арбитражный суд может изготавливать мотивированное судебное решение вместо пяти дней полгода, а суд общей юрисдикции может рассматривать дело об оспаривании ненормативного акта вместо десяти дней полтора месяца.

В противодействие этому можно предложить два варианта действий:

1. Создание доказательств того, что протокол был изготовлен и подписан позже даты, которая в нем указана.

Для этого необходимо каждый день ездить в суд и подавать заявление с просьбой продлить срок для подачи замечаний, т.к. протокол еще не подписан. Либо ездить и подавать иные подобные заявления, например, председателю суда о том, что судья нарушает процессуальные сроки и нет возможности ознакомиться с протоколом.

Такие заявления, да еще и с отметкой канцелярии будут означать, что вы действительно были в этот день в суде и что в выдаче протокола вам было отказано.

2. Представление своей версии протокола.

Поскольку законом к форме замечаний на протокол не предъявляются особые требования, постольку можно эти замечания представить в виде собственноручно изготовленного протокола. Делается это так:

– во время судебного заседания ведется диктофонная запись (ГПК РФ предусматривает право на ведение такой записи);

– после судебного заседания эта запись переносится на бумагу: указывается, что с протоколом не согласны, т.к. на самом деле было следующее, а далее следует бумажная версия диктофонной записи. Все это в шапке называется замечаниями к протоколу.

Ну вот, вкратце так. Ваши мнения и опыт, касающиеся права стороны дела заявить замечания на протокол?

Автор: Евгений

29 июля, 2009 в 4:00 пп

Состязательность гражданского процесса

Нет комментариев

В Российской Федерации принцип состязательности в гражданском процессе закрепляется, в первую очередь, в Конституции РФ, статья 123 которой устанавливает, что в России судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Далее этот принцип провозглашается и закрепляется в отраслевых нормативных актах:

– в ст.12 ГПК РФ “Осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон”;

– в ст.9 АПК РФ “Состязательность”.

А детальное раскрытие и закрепление этого принципа предоставлено уже специальным нормам, регулирующим гражданский процесс.

При этом широко доступна разнообразная литература по гражданскому процессу, где именитые и менее именитые авторы на сотнях страниц раскрывают суть и содержание принципа состязательности в гражданском процессе, а также, анализируя правоположения нормативных актов и судебную практику, делают вывод о том, имеется или нет у нас реальная состязательность в гражданском процессе…

Но в данном посте я хотел бы, не углубляясь в содержание этих работ, привести подборку положений римского и общегерманского процессов, которые перечисляет И.Е.Энгельман в своей работе, посвященной гражданскому судопроизводству, и которые, по моему мнению кратко, но при этом всесторонне, отражают состязательные начала в гражданском процессе (Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 195-199 (Цитирование по книге: Нагорная Э.Н. Бремя доказывания в налоговых спорах, -М., 2006)):

1. Nemo judex sine actore. Нет истца, нет и суда, т.е. разбирательство по делу прекращается в тот момент, когда истец перестает об этом ходатайствовать.

2. Audiatur et altera pars. Да выслушают и противную сторону. Каждая сторона имеет равное право говорить и слушать в судебном заседании. Поскольку истец имеет первое слово, ответчику принадлежит последнее слово.

3. Ne prokedat judex ex officio. Судья не имеет служебных обязанностей, связанных с собиранием доказательств, а потому он не вправе собирать доказательства по своей инициативе и привлекать других лиц к участию в процессе.

4. Quod non est in actis est in mundo. Чего нет в деле, того нет и на свете. Это правило эпохи крайнего письменного формализма полезно с точки зрения фиксации всех необходимых сведений в протоколе судебного заседания.

5. Judex ne eat ultra petitia partium. Суд не должен выходить за пределы требований сторон и, как следствие, не вправе присудить стороне более, чем она требовала.

6. Jura novit curia. Закон знает суд, т.е. суду лучше знать, какие законы следует применить по результатам рассмотрения заявленного спора, независимо от факта наличия или отсутствия ссылки на эти законы самих сторон. Если же сторона ссылается на обычное право, то она обязана доказать его наличие.

7. Sententa ferri debet secundum allegata et probata, non secundum conscientiam. Решение должно быть постановлено по представленным и доказанным обстоятельствам, а не по убеждению совести.

Автор: Евгений

22 февраля, 2009 в 8:00 пп