Юридический интернет-журнал, серьезный и не очень


Обеспечение прав взыскателя

Комментариев нет

Арест имущества

Возможно название поста не очень «говорящее», поэтому в его начале приведу небольшую фабулу. Представьте, что вы являетесь взыскателем какого-либо долга: из договора либо из причинения вреда — это не принципиально. Для принудительного взыскания долга вы, конечно же, обращаетесь в суд.

Между обращением в суд с иском и фактическим принудительным взысканием, как правило, имеется временной промежуток. Чтобы в этот период времени должник не избавился от имущества (не вывел его на взаимозависимых лиц или банально не распродал за полцены), могут быть применены обеспечительными меры, как на основании определения суда, так и по постановлению пристава-исполнителя по возбужденному исполнительному производству, выражающиеся в запрете на отчуждение имущества.

Однако тут возникают некоторые сложности. Если в плане практической реализации данных обеспечительных мер в отношении недвижимого имущества все относительно понятно — в ЕГРП может быть внесена запись об этом, и переход собственности на соответствующий объект просто не зарегистрируют, то с движимым имуществом возникают сложности.

В частности, должник даже невзирая на наличие ограничений, может начать распродавать имущество. Что может сделать в такой ситуации взыскатель, когда узнает, что «арестованное» имущество уже изменило собственников? Пытаться признавать сделки недействительными?

Положительный ответ на последний вопрос не вполне очевиден, поскольку, строго говоря, прямых оснований для этого в ГК РФ не предусмотрено, да и взыскатель не является стороной сделок. Справедливости ради необходимо отметить, что соответствующая практика все таки существует, но в настоящем посте мы рассмотрим другой путь, обусловленный последними изменениями в ГК РФ.

В частности, речь идет о п.2 ст.174.1 ГК РФ:

Сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица, не препятствует реализации прав указанного кредитора или иного управомоченного лица, которые обеспечивались запретом, за исключением случаев, если приобретатель имущества не знал и не должен был знать о запрете.

Норма не самая легкая для понимания, но если все же внимательно ее проанализировать, а также обратиться для этого к последним публикациям по этой теме, то получается, что из нее вытекает следующее правило: взыскатель обладает правами залогодателя по отношению к имуществу, распоряжение которым было запрещено; при этом данным «залогом» обеспечивается то обязательство (долг), в связи с которым запрет был установлен.

Чтобы полноценно воспользоваться нормой п.2 ст.174.1 ГК РФ с учетом фабулы, описанной в начале поста, дело осталось за малым — решить проблему с добросовестными приобретателями, которые «не знали и не должны были знать о запрете». Для этого предлагается воспользоваться положениями п.4 ст.339.1 ГК РФ:

Залог иного имущества … может быть учтен путем регистрации уведомлений о залоге, поступивших от залогодателя, залогодержателя или в случаях, установленных законодательством о нотариате, от другого лица, в реестре уведомлений о залоге такого имущества (реестр уведомлений о залоге движимого имущества). Реестр уведомлений о залоге движимого имущества ведется в порядке, установленном законодательством о нотариате.

Залогодержатель в отношениях с третьими лицами вправе ссылаться на принадлежащее ему право залога только с момента совершения записи об учете залога, за исключением случаев, если третье лицо знало или должно было знать о существовании залога ранее этого. Отсутствие записи об учете не затрагивает отношения залогодателя с залогодержателем.

Тогда алгоритм получается следующий: (1) получается запрет, (2) запрет регистрируется в реестре залогов, (3) если кому-то «отзапреченное» имущество все таки «сбагрят», то приобретатель будет недобросовестным и от него это имущество можно «вертать» в натуре, а если не сохранилось — стоимость этого имущество.

В таком варианте обеспечительные запреты в отношении движимого имущества выглядят более интересными и действенными.

Коллеги, есть опыт такой реализации этих норм? Что думаете по этому поводу?

Оставьте комментарий:

Paged comment generated by AJAX Comment Page