Юридический интернет-журнал, серьезный и не очень


Компьютерно-технические экспертизы: проблемы при проведении

комментариев 5

Михайлов Ярослав. Юридическая консультация «Право-законЪ». 21.01.2012 г.

Остановимся на некоторых аспектах проведения компьютерно-технических экспертиз.

От добросовестности и компетентности эксперта во многом зависит судьба подозреваемого (обвиняемого) — поменяет ли он свой процессуальный статус на статус подсудимого, а затем- осужденного.

Однако, существует ряд проблем, связанных с проведением компьютерно-технических экспертиз, а именно:

  • Отсутствие в штате экспертных подразделений правоохранительных органов и Министерства юстиции достаточно квалифицированных специалистов в области компьютерной информации.
  • Недостаточная подготовка в области программного обеспечения и компьютерной техники, не позволяющая правильно сформулировать вопросы для эксперта (особенно по общеуголовным составам). Постановка перед экспертами вопросов, выходящих за рамки их компетенции.
  • Трудности в интерпретации результатов экспертизы.

В настоящее время экспертизы по уголовным делам производится либо экспертно-криминалистическими подразделениями органов внутренних дел и ФСБ, либо лабораториями судебной экспертизы Министерства юстиции. Ведомственные эксперты МВД и ФСБ, за очень редким исключением, разбираются в компьютерных системах на уровне «продвинутого пользователя», то есть в принципе не имеют возможности проводить сложные экспертизы. Автору известны случаи, когда недостаточно квалифицированные эксперты полностью уничтожали существенную информацию на изъятой компьютерной технике (например, по делу гр. С., которое расследовалось СЧ СУ при УВД Кировской области в 2006-2007 г.г.).

В экспертных лабораториях Министерства юстиции проводятся добросовестные экспертизы компьютерных систем, однако и здесь соответствующих специалистов явно недостаточно. Поэтому технико-криминалистические экспертизы компьютерных систем проводятся далеко не во всех регионах РФ и занимают значительное время, тогда как ведомственная инструкция отводит на проведение экспертизы 15 суток.

Проблема усугубляется тем, что из-за  недостаточной подготовки следователи и судьи зачастую при назначении экспертизы компьютерных систем неправильно ставят перед экспертом вопросы. Наиболее характерна ошибка, когда перед экспертом ставятся вопросы, которые должны решаться не экспертом, а исключительно следствием и судом. К таковым относятся вопросы о нарушении законодательства в той или иной сфере, а также о целях и мотивах каких-либо действий. Характерный пример –вопрос: «Являются ли программы на изъятом компьютере контрафактными?»

Ведомственные эксперты, как правило, некритически относятся к подобным вопросам, и их заключения оказываются либо неконкретными, малоинформативными для следствия, либо же оспариваются в суде адвокатом стороны защиты. В самом деле, когда эксперт указывает в заключении, что на таком-то компьютере им обнаружено контрафактное программное обеспечение, он по сути присваивает себе полномочия суда, поскольку устанавливать наличие состава преступления в России может только суд. Тем не менее эксперт, не дожидаясь судебного приговора, сам объявляет преступление доказанным. Разумеется, к такому заключению суд должен, обязан отнестись критически.

В связи с недостаточным количеством квалифицированных экспертов и ростом так называемых «компьютерных» преступлений в России производство технико-криминалистической экспертизы в учреждениях Минюста занимает продолжительное время. Сроки же предварительного следствия жёстко ограничены Уголовно-процессуальным кодексом. В соответствии со ст. 162 УПК, «предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела». Срок предварительного следствия может быть продлён, но по обычным уголовным делам экономической направленности продление крайне редко оформляется на срок свыше 1 месяца. В результате заключение экспертов, поступившее в последние дни перед окончанием срока следствия, просто подшивается в дело как одно из доказательств. Использовать предоставленную экспертом информацию для новых следственных действий у следователя просто не остаётся времени. Автору известны случаи, когда производство экспертизы продолжалось более полугода (хотя по делу гр. С. постановление о назначении экспертизы было вынесено в июле 2006 г., экспертиза была закончена в феврале 2007 года;  экспертиза проводилась в ЭКЦ при УВД Кировской области — положительный результат, доказывающий виновность обвиняемого не был достигнут, и полученные результаты были отвергнуты судом, поскольку эксперт не проиллюстрировал свое заключение. Более того, эксперт стал утверждать в суде, что иллюстрирование полученных результатов не является обязательным, хотя УПК РФ прямо указывает, что приложения к заключению эксперта являются его составной частью и в него включаются: фотоснимки, сравнительные таблицы, результаты обработки данных на ЭВМ, а также иные материалы, подтверждающие выводы эксперта).

Следствием всего изложенного является формальность  результатов экспертизы для следователя. В большинстве случаев заключение эксперта не просматривается полностью, а только его резолютивная часть, где следователь убеждается, что на поставленные им вопросы дан положительный ответ. А в суде может выясниться, например, что экспертом обнаружены признаки и других составов преступлений, которые были благополучно проигнорированы следователем.

Причина этого видится в недостаточном финансировании экспертных подразделений, что создаёт  благоприятные условия для ущемления права на защиту подследственных и обвиняемых. Так, подзащитные автора данной статьи,  неоднократно  при ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы и при ознакомлении с заключением эксперта ставили дополнительные вопросы на разрешение эксперта и ходатайствовали о проведении дополнительной (повторной) экспертизы, но следователи (тут автору не известно ни одного случая) в добровольном порядке никогда!!! не удовлетворяли данные ходатайства. То есть,  имело место сознательное нарушение следователем права обвиняемых на защиту. Выход был только один- подача жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ в суд на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого, которым довольно успешно  пользовались «нарушители» авторского права.

Так, по делу гр. О. его защитником от юридической консультации «Право-законЪ» (сайт http://pravo-zakon.jimdo.com)  была подана жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ в Набережночелнинский городской суд РТ на Постановление следователя «об отказе в удовлетворении ходатайства» обвиняемого по ст. 146 УК РФ гр.О. о назначении повторной экспертизы, на разрешение которой он желал поставить вопросы, при ответе на которые экспертом могла быть доказана его невиновность. Данное постановление успешно было судом удовлетворено, и в конечном итоге предварительное следствие затянулось более чем на месяц, что дало возможность защитнику гр. О. собрать доказательства о невиновности его подзащитного.

Часто выводы  экспертов ставятся  под сомнение в суде. Подсудимый находит высококвалифицированного специалиста в области программного обеспечения и приводит его в суд в качестве свидетеля защиты. В этом случае, суд должен, обязан допросить такого специалиста. Но и судьи понимают, что допрос квалифицированного специалиста в суде несомненно может поставить под сомнение результаты экспертизы и нередко просто отказывают в его допросе, мотивируя тем, что сомневаться в квалификации эксперта не приходится.

Так, по делу гр. О., рассмотренному судьей Ф. в 2010 г. в Набережночелнинском городском суде РТ, судья отказал подсудимому О. в допросе приведенного им специалиста, мотивируя тем, что суду не приходится сомневаться в квалификации эксперта. Это нарушение права подсудимого на защиту наряду с другими нарушениями по делу, послужило в дальнейшем к отмене приговора, а в дальнейшем  уголовное дело было прекращено.

При другом развитии событий,  суд может только назначить повторную экспертизу, как правило, в том же самом учреждении. При этом зачастую оказывается, что в ходе первой экспертизы исследуемые системы изменены до такой степени, что новый эксперт руководствуется в большей степени корпоративной солидарностью и «перепечатывает» прежнее заключение, меняя только даты производства экспертизы и ФИО эксперта. Многие юристы в такой ситуации настаивают на «независимой» экспертизе, приглашая собственных экспертов. Но независимость этих экспертов весьма сомнительна, поскольку их услуги оплачены стороной защиты. И в заключениях этих экспертов будет преобладать явно выраженный «оправдательный уклон», в противовес «обвинительному уклону» экспертов государственныъ экспертных учреждений.

Очень печально обстоят дел с экспертизой в гражданском судопроизводстве. Если по уголовным делам всё же есть учреждения, обязанные производить экспертизу компьютерных систем, то по гражданским делам производить экспертизу никто не обязан. Более того, существующие в различных регионах и хорошо себя зарекомендовавшие так называемые  центры независимой экспертизы в принципе не занимаются профессиональным исследованием компьютерных систем. В результате участники гражданского процесса вынуждены обращаться к «независимым» экспертам зачастую весьма сомнительной репутации. Нередки случаи, когда с обеих сторон выдвигаются «независимые» эксперты с противоположными мнениями.

Ситуация конфликта двух «независимых» экспертов со стороны истца и ответчика ставит суд в трудное положение. По российскому законодательству судья не только не может в бесспорном порядке поручить кому-то производство экспертизы по гражданскому делу, но и не имеет права предложить сторонам известного ему эксперта. В результате тяжбущиеся стороны раз за разом приводят в суд оплаченных ими экспертов, объективность которых вызывает большие сомнения.

Выход может быть только в обращении для производства  экспертиз компьютерных систем к частным специалистам, специализирующейся на информационной безопасности. Как правило, такие организации дорожат своей репутацией, а работающие в них специалисты имеют достаточно высокую квалификацию. Но вся беда в том, что такие специалисты весьма слабо разбираются в процессуальных вопросах, в частности, надлежащего оформления производства и результатов экспертиз, а стоимость полного исследования информации, содержащейся только в одном персональном компьютере, в различных организациях составляет от 7500 до 25000 рублей. Эти суммы существенно превышают ассигнованные следственным и судебным органам средства. Поэтому при назначении технико-криминалистической экспертизы компьютерных систем по большинству уголовных дел следователи и судьи исходят преимущественно из финансовых соображений. Дешёвые государственные эксперты и все проблемы, проистекающие из их заключений, в этом случае воспринимаются как меньшее зло, поскольку судьи и следователи (несмотря на их независимость), все же зависят от органов исполнительной власти, что являет собой нарушение статьи 6 Европейской конвенции по правам человека.

Автору представляется, что выходом из сложившейся ситуации могло бы стать отнесение полной стоимости экспертизы по уголовным делам на судебные издержки. В таком качестве эти расходы будут в большинстве случаев покрываться из средств осуждённого. Над частными экспертами не будет довлеть корпоративная солидарность с правоохранительными органами, и оспорить выданные ими заключения будет гораздо труднее. Прозрачная система оплаты их услуг поможет избежать обвинений в сговоре со стороной защиты.

Аналогичный механизм предусмотрен  в гражданском судопроизводстве. Истец оплачивает экспертизу из собственных средств, а в случае удовлетворения иска эта сумма взыскивается с ответчика. Как и в случае с экспертизой по уголовным делам, профессиональная репутация эксперта будет служить лучшей защитой от возможных фальсификаций.

Обсудим некоторые аспекты  проведения экспертизы. Деятельность эксперта  регламентируется статьей 57  УПК РФ:

Эксперт – лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

Вызов эксперта, назначение и производство судебной экспертизы осуществляются в порядке, установленном статьями 195 — 207, 269, 282 и 283 настоящего Кодекса.

Эксперт вправе:

знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;

ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения.

Эксперт не вправе:

без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

давать заведомо ложное заключение;

разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса.

За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Большинство экспертов нарушают требования этой статьи немедленно в самом начале исследования – как только включают исследуемый компьютер. Дело в том, что пункты 3 части четвертой  статьи 57 УПК РФ прямо запрещает эксперту производить действия, вызывающие изменения основных свойств исследуемого объекта. Применительно к компьютерной технике, эксперт обязан обеспечить неизменность содержимого жестких дисков и иных носителей информации в исследуемых компьютерах. Только при соблюдении этого условия выводы эксперта могут быть проверены при необходимости повторной экспертизой.

 Современные операционные системы, например,  Windows 95/98/NT/XP, Windows 2000/2003, MacOS, OS/2 и все разновидности UNIX, в процессе работы осуществляют запись на жесткий диск – как минимум в файл подкачки. Если же речь идет о компьютерах, используемых в криминальных целях, то на них вообще может быть установлена специальная программа для уничтожения информации. При включении такого  компьютера без особых предосторожностей содержимое его жёсткого диска может измениться до такой степени, что не будет представлять уже никакой ценности для следствия и суда.

Поэтому эксперт обязан позаботиться о сохранении всех исследуемых носителей информации в неизменяемом состоянии. Эта цель может быть достигнута как технологически, так и физическими методами. Основной технологический приём – загрузка на исследуемом компьютере с внешнего носителя т.н. доверенной операционной системы, которая заведомо не производит несанкционированной записи на жёсткий диск. Характерным примером такой системы может служить MS DOS 6.22 (без менеджеров памяти типа QEMM), а также некоторые усечённые версии UNIX. Допустимо также изъятие жесткого диска из исследуемого компьютера и подключение его к собственному компьютеру с загруженной там доверенной операционной системой.

Физически жёсткий диск исследуемого компьютера может быть защищён от записи путём подключения его через специальное устройство. Например, устройство FastBloc производства  Guidance Software обеспечивает аппаратную блокировку записи на жёсткие диски с интерфейсами IDE и SCSI при сохранении скорости обмена с диском.

В любом случае невозможность записи на жёсткий диск исследуемого компьютера существенно затрудняет процесс поиска нужной информации. Оказывается невозможным, к примеру, восстановить стёртые файлы, работать с текстовыми процессорами и СУБД, и даже просто осуществлять расширенный поиск информации. Поэтому для того, чтобы произвести экспертизу за приемлемое время, эксперт должен создать файл-образ исследуемого жёсткого диска на своём компьютере либо попросту скопировать исследуемый жёсткий диск на другой. При этом недопустимо стандартное копирование файлов, поскольку не меньший интерес для эксперта представляет пространство диска, считающееся свободным. Следует использовать специальное программное обеспечение, например Symantec Ghost, которое осуществляет посекторное копирование носителей информации.

Слабым местом такого подхода является финансирование. Для того, чтобы создать на своём компьютере (или компьютерах) образ или копию исследуемого жёсткого диска, эксперт должен располагать носителем информации как минимум такой же ёмкости. А если на экспертизу направлено несколько компьютеров, да ещё сервер с RAID-массивом… Вот тут-то государственный эксперт и вспоминает, что проверить его заключение сможет разве что коллега из соседнего кабинета. И 57-я статья приносится в жертву целесообразности. Раз такого объёма свободного места просто нет, эксперт начинает работать непосредственно с жёстким диском исследуемого компьютера. При этом могут быть восстановлены файлы, распакованы архивы, снят пароль с подвернувшейся базы данных…то есть , в ходе исследования происходит то самое «изменение внешнего вида или основных свойств» исследуемого объекта. Аналогичные ошибки зачастую допускают и «независимые» эксперты, приглашенные сторонами процесса либо правоохранительными органами.

Если подсудимый смог воспользоваться услугами высокооплачиваемого адвоката и выводы эксперта ставятся под сомнение, то при повторной экспертизе могут возникнуть существенные трудности. Нередки случаи, когда в ходе повторной экспертизы на жёстком диске исследуемого компьютера обнаруживается  множество файлов, созданных после даты изъятия компьютера!

В тоже время, при изготовлении заключения эксперта имеются очень серьезные нюансы: сотрудники государственных экспертных учреждений в совершенстве знают процессуальную сторону дела и имеют весьма ценный опыт защиты своих выводов непосредственно в судебном заседании. Специалисты же из негосударственных структур, хотя и обладают более высокой квалификацией в области компьютерных систем, не уделяют достаточного внимания ни процессуальному оформлению своих заключений, ни выступлению в суде. Между тем, статья 204 Уголовно-процессуального кодекса РФ предъявляет  основные требования к заключению эксперта:

В заключении эксперта указываются:

дата, время и место производства судебной экспертизы;

основания производства судебной экспертизы;

должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;

сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

вопросы, поставленные перед экспертом;

объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы;

данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;

выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

Если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении.

Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т.п.), прилагаются к заключению и являются его составной частью.

Также, в соответствии со статьей 282 УПК РФ эксперт может быть вызван для допроса в суд:

По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения.

После оглашения заключения эксперта ему могут быть заданы вопросы сторонами. При этом первой вопросы задает сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза.

При необходимости суд вправе предоставить эксперту время, необходимое для подготовки ответов на вопросы суда и сторон.

В ходе допроса суд имеет возможность как проверить квалификацию эксперта, так и получить дополнительную информацию, не вошедшую в заключение. Однако, неготовые к допросам в суде частные эксперты зачастую становятся лёгкой добычей адвокатов стороны защиты. Опытному адвокату с большим стажем выступлений в суде обычно не составляет труда запутать и подавить человека, никогда в суде не выступавшего.

Автор считает, что на современном этапе развития целесообразно не только организовать качественную экспертизу компьютерных систем как по уголовным, так и по гражданским делам на базе негосударственных учреждений, специализирующихся в области информационной безопасности, но и вернуться к вопросам специализации следователей и судей (предварительное и судебное следствие должно проводиться лицами, имеющими опыт в области программного обеспечения и компьютерных систем). Разумеется такой подход предполагает усиление внимания к правовой стороне вопроса, в частности обязательное сертифицирование экспертной деятельности и обучением специалистов.

5 комментариев к 'Компьютерно-технические экспертизы: проблемы при проведении'

Подпишитесь на комментарии через RSS

  1. Полезная и необходимая мне статья.Спасибо.

    Rachmat

    6 Дек 12 at 20:33

  2. Поражает цинизм некоторых юридических компаний. Взять, к примеру, компанию «Интернет и право» Антона Серго, специализирующуюся на защите интеллектуальной собственности и авторского права. Все бы хорошо, но как может компания, защищающая авторское право , может защищать лиц, это право нарушивших? А никак! Взять хотя бы мое дело- дело Влада Осянина. Все бы кончилось для меня печально,послушай я их советы; но есть Бог….встретил хорошего адвоката, защитника… если бы не автор сей статьи-была бы у меня судимость. Результат-оправдательный приговор.

    Владислав

    26 Дек 12 at 2:55

  3. Поражает цинизм некоторых юридических компаний. Взять, к примеру, компанию «Интернет и право» Антона Серго, специализирующуюся на защите интеллектуальной собственности и авторского права. Все бы хорошо, но как может компания, защищающая авторское право , может защищать лиц, это право нарушивших? А никак!

    Владислав

    26 Дек 12 at 2:57

  4. Абсолютно все (хотел написать «многие». но не могу покривить душой) изложенные автором «факты» не соответствуют действительности, кроме дословного «плагиата» из УПК. Наблюдается явная предвзятая неприязнь автора в отношении деятельности «ведомственных» экспертов. «В любом случае невозможность записи на жёсткий диск исследуемого компьютера существенно затрудняет процесс поиска нужной информации» — полнейшая чушь. Куча словоблудия. Абсолютно все (не боюсь повториться) оценки деятельности экспертов автор смело может применить к собственной персоне. Описание методического подхода экспертов к производству экспертиз поверхностное, фрагментарное и имеет большой индекс цитирования. Каким образом обоснованность выводов эксперта зависит от уровня высокооплачиваемости адвокатов? По мнению автора «серьезные ньюансы», а не установленные в процессе исследования факты лежат в основе выводов эксперта. Что ни абзац — то вопиющий факт непрофессионализма экспертов. «Чтож ты такой умный строем то не ходишь?»
    Пилюля от всех болезней (по мнению автора) -частная (замечу — независимость экспертизы уходит на второй план) экспертиза. К этому и ведется всё повествование. И последний абзац этого манускрипта никакого отношения к проблемам производства КТЭ не имеет!
    Обыкновенное трибунное пустобрехство.
    А решение одно создание Государственных научно-исследовательских лабораторий судебной экспертизы, независящих ни финансово ни подчиненно от Суда,МВД,ФСБ, Таможни,Минздрава,ФСКН, МЧС и т.д. Причем существование частных и ведомственных экспертных завелений я не ставлю под сомнение.

    ЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁ

    2 мая 15 at 22:48

  5. я категорически против поста данного автора комментария. автор основного текста не предназначал его для изучения в вузе и имеет право писать любую лабуду , лишь бы поисковики пропускали. а то что здесь написано — это не плагиат а рерайт. за который в интернете неплохие деньги плавают.

    Руслан.

    1 Апр 17 at 15:11

Оставьте комментарий:

Политика конфиденциальности сайта.