Юридический интернет-журнал, серьезный и не очень


За убийство инспектора ГИБДД – 4,5 года в колонии-поселения

Комментариев нет

ДПС

сбит инспектор ДПС

По решению суда первой инстанции Ольга Мельниченко, сбившая насмерть инспектора ГИБДД Дмитрия Чулкова, приговорена к 4,5 года колонии-поселения. За этим судебным процессом до сих пор следит вся страна. Общественность потрясена цинизмом девушки, которая будучи в пьяном состоянии, на большой скорости сбила человека и после этого с улыбкой махала рукой в видеокамеру… (см. предыдущий материал ЮКОН-Новосибирск).

На всю страну были обнародованы СМС, которые Ольга отправляла своему другу с места происшествия: «Зая, я убила мента, прости, что делать?»… При этом она придавала себе «солидности», заявляя, что у неё есть «свои» люди в прокуратуре, суде, в органах власти и пр.

Однако в ходе следствия стало ясно, что на самом деле нет у неё богатых родителей, и не имеют к ней никакого отношения ни судьи, ни прокурорские работники. Её отец ушел из семьи, когда она была совсем маленькой, и с тех пор не объявлялся, не пытался в чём-либо помочь. Мама работала в проектной организации, растила дочку одна. Жили в маленькой двухкомнатной квартире, в которой кухня совмещена с ванной. Бывшая классная руководительница Надежда Скиба вспоминает, что Ольга была круглой отличницей. После девятого класса она блестяще сдала экзамены в математический класс одной из самых престижных школ Новосибирска.

После окончания школы Ольга поступила в университет и сразу пошла работать. С 18 лет она торговала на рынке, затем продавала телефоны в салоне и, наконец, устроилась служащей в банк. Машину она купила частично в кредит.

Протрезвев, Ольга признавалась адвокату, что вообще не помнит ничего, что происходило той ночью после наезда. По-видимому, из-за шока. У неё были обнаружены 0,92 промилле, что соответствует лёгкой степени алкогольного опьянения. Все её знакомые говорят, что пила Ольга редко, а этот случай – трагический эпизод, а не система.

Когда человек пьянеет, в нём просыпается преступная уверенность в том, что «все будет нормально». Такое неосознаваемое неприятие законов – правовой нигилизм – опасное социальное явление. Общество особенно прониклось этой историей потому, что почти каждый из нас узнал в Ольге либо себя, либо своих знакомых. Каждый день в России отлавливают сотни пьяных водителей, среди них встречаются должностные лица, чиновники и даже милиционеры. «Пьяный за рулем – убийца, посадить её на кол!» – кричат гневные комментаторы в Интернет. Стольких кольев со всей Земли не напасешься.

Три года назад Ольга вошла в компанию уличных гонщиков (стрит-рейсеров) Новосибирска. Говорят, матери участников этого движения обращались к участковым милиционерам и в администрацию Новосибирска с просьбами создать безопасные условия для проведения уличных гонок, «организовать и возглавить» их. Но безуспешно. А теперь стрит-рейсеры попали под такое давление, что друзья Ольги боятся что-либо говорить о себе и о ней, «чтобы не было хуже».

Погибшему инспектору ДПС – 37-летнему Дмитрию Чулкову – оставалось всего 3 года до пенсии.

Отец Дмитрия, Анатолий Чулков с горечью признаёт, что за убийство Димы судят как за обычный наезд на пешехода (п.4 ст. 264 УК РФ). А ведь он не сам вышел на дорогу, он был поставлен туда в целях слежения за безопасностью дорожного движения. Он находился на государственной службе, при исполнении, выполнял приказ. И вот сейчас государство не хочет этого признавать…. Анатолий Чулков считает приговор для убийцы Дмитрия в виде 4,5 лет лишения свободы в колонии-поселении насмешкой над честью его сына.

Мать Дмитрия, Тамара Чулкова намерена требовать пересмотра норм Уголовного кодекса РФ. Убийство милиционера, находящегося при исполнении служебных обязанностей, должно считаться тяжким преступлением. А колония-поселение – это вряд ли может считаться наказанием за тяжкое преступление.

У Дмитрия осталась жена и двое сыновей – Егору 7 лет, Ивану 18. Старший сын окончил авиационный колледж, поступил в вуз, работающий студент. Получил водительские права, и сейчас водит отцовскую машину.

Знакомые Дмитрия рассказывают, что он был сильным, на редкость порядочным человеком. Не брал взяток (хотя были возможности). Он обладал истинным даром внутренне уважать закон. До 1993 года служил в ВДВ. Затем пошёл работать в милицию; был в командировке в Чечне. Выдерживал нещадные нагрузки, спартанские условия – и работал по совести, обеспечивал замечательную семью. А так глупо погиб…, словно «раздавленный всеобщим преступным легкомыслием».

Автор: Юрий Адвокатов

9 октября, 2009 в 9:32 дп

Оставьте комментарий:

Политика конфиденциальности сайта.